ДЕНЬ ВЕСНЫ И СОЦИАЛЬНОЙ СПЛОЧЁННОСТИ

Станислав Смагин 1.05.2020 13:50 | Общество 58

Фото: 1 мая 1993 года в Москве милиция избила демонстрантов

Первое мая у нас, вне зависимости от его формальной этикетки и статуса, до сих воспринимается у нас как почти исключительно советский праздник. С соответствующими оценками, у кого-то отрицательными, у большей части граждан все же положительными. Правда, среди последних, в свою очередь, немало тех, кто ностальгирует и симпатизирует атмосфере Первомая без глубокой идеологической рефлексии (обдумывания и «прочувствования», если по-русски).

Между тем этот день имеет гигантскую историю и традицию на всей планете, символизируя борьбу труда и трудящихся за свои права. Причём до, после и независимо от СССР, где, конечно, первомайские идеи достигли своего апогея. 1 мая до сих пор вполне официальный праздник во многих странах, включая развитые капиталистические – собственно, социалистических осталось мало. Это даже не левый или, точнее, не стопроцентно левый праздник, хотя с левым фундаментом и крышей.

Правда, в последние десятилетия левая идея была насильно ассоциирована с флюгерами типа грека Ципраса, после прихода к власти мгновенно вскинувшего руки вверх, услышав грозный окрик «хенде хох!» из проклинаемого им берлинско-брюссельского обкома. Или – с борьбой за правильный климат, права мигрантов, шизофреников и радугу из 88 гендеров. Часто – и то, и другое в одном флаконе. Так что 1 мая не грех лишний раз напомнить, что на самом деле это не день борьбы за права братьев Кличко и сестёр Вачовски, тем более и у тех, и других всё более чем хорошо.

Ельцин – и тот, демонтировав СССР, не стал отказываться от Первомая. Его назвали «праздником Весны и Труда», слово «труд» всё-таки оказалось невычеркиваемым. И социальное государство вместе с государственным сектором экономики уральский прораб, как ни крути, бывший человек созидательного труда, полностью не демонтировал. Тому причиной была и инерция, и слишком уж обильное советское наследство, которое сразу не развалить и не разворовать, и широкий слой советских управленцев-хозяйственников, представленный на всех этажах власти, и некоторое отрезвление (двусмысленное в ельцинском случае слово) после года гайдаровской «шоковой терапии».

А ещё в первой половине девяностых 1 мая было днём грандиозных классовых битв. Достаточно вспомнить московское побоище 1 мая 1993-го между демонстрантами и ОМОНом. «…В результате столкновения в течение двух часов с 12.35 до 14.35 первого мая пострадали и обратились за медицинской помощью 579 человек, в том числе 251 сотрудник органов внутренних дел. С площади Гагарина в медицинские учреждения города и МВД в течение 1–2 мая были доставлены и обратились самостоятельно 495 человек. Ещё 84-м медицинская помощь была оказана на месте происшествия…» (Из заявления Главного медицинского управления Москвы, телепрограмма «Вести», 2 мая 1993 года).

«Что бы там ни вещали обанкротившиеся политики, милицейские чинуши, телевизионные лакеи, демонстрация оппозиционных сил Москвы 1 мая шла мирно и достойно, пока не уперлась в щиты ОМОНа. Град дубинок, обрушившихся на головы безоружных, не мог не вызвать ответной реакции демонстрантов. Как стерпеть надругательство над собой? Свободолюбие народа – пустой звук для властей, привыкших всех, кто не разделяет их взглядов, считать быдлом, кухарками, красно-коричневым отребьем. Ничего случайного в избиении демонстрантов нет, это лишь шаг силой сломить сопротивление сограждан, не принимающих дикий капитализм. Подчеркнём, значительной части россиян. Предвидим, дальше в оборот будут пущены ещё более жестокие меры, демократы ни перед чем не остановятся. Избивать своих людей, в своей стране, на их родных улицах в праздничный день – это самое последнее дело, подлое и мерзкое. Как же они собираются далее править Россией?!», – писала газета «Правда» после случившегося. Меньше чем через полгода, в октябре, стало понятно – как.

Но показательно, что после антиконституционного кровавого переворота власть всё-таки не вернулась к совсем уж людоедской оккупационной «шоковой терапии», а спустя пять лет возможным оказалось «розовое» правительство Примакова-Маслюкова. Наверное, наверху, помимо прочего, помнили и про Первомай-93. Народ не одержал победу, но сохранил кое-что своё. Сейчас, в эпоху чудовищной атомизации, когда митинг в несколько сотен человек считается массовым, а власть, открыто провозгласив лозунг «люди – новая нефть», в проедании советского наследства и антисоциальной политике значительно превзошла ельцинизм, те битвы кажутся чем-то из прошлой жизни.

Труд – он вообще благо или наказание человека? Сказать можно многое и разное

Труд – одна из самых интересных и популярных тем социологии и философии, как высоколобой книжной, так и бытовой, обсуждаемой, лежа на диване или сидя за рюмкой чая. Труд – он вообще благо или наказание человека? Сказать можно многое и разное. Не будем про то, что он сделал из обезьяны человека – автор человек верующий и склоняется к другим воззрениям на сей счёт. Но вот цитата из сталинского труда «Экономические проблемы социализма в СССР», вышедшего незадолго до смерти автора и посвящённого переходному этапу от социализма к коммунизму: «Необходимо добиться такого культурного роста общества, который бы обеспечил всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственных способностей, чтобы члены общества имели возможность получить образование, достаточное для того, чтобы стать активными деятелями общественного развития, чтобы они имели возможность свободно выбирать профессию, а не быть прикованными на всю жизнь, в силу существующего разделения труда, к одной какой-либо профессии. Что требуется для этого? Было бы неправильно думать, что можно добиться такого серьёзного культурного роста членов общества без серьёзных изменений в нынешнем положении труда. Для этого нужно прежде всего сократить рабочий день по крайней мере до 6, а потом и до 5 часов. Это необходимо для того, чтобы члены общества получили достаточно свободного времени, необходимого для получения всестороннего образования».

То есть – труд минимизируется, сокращается, но всё же остаётся. Слишком он важен по разным причинам. И до сих пор, вернее, сейчас в особой степени тревогу футурологов, размышляющих о мире будущей всеобщей автоматизации и роботизации, вызывает вероятный упадок человека в условиях блаженного безделья. Может, не упадок; скажу политкорректнее или, напротив, страшнее – превращение в иное существо по сравнению с тем, что есть сейчас.

Когда я работал, как это нынче говорится, в офисе, в режиме 5/2 и приблизительно с 9 до 6, понедельник и пятница были для меня днями противоречивыми. Пятница – днём радости от предстоящих выходных и одновременно огорчения от того, что они быстро закончатся. Понедельник – днём некоторого огорчения от начала рабочей недели и одновременно радости, что стартовал обратный отсчёт времени до новых выходных. Это, наверное, один из срезов, показывающих противоречивость феномена труда.

Всё хорошее, что есть вокруг нас, создано трудом – умственным, физическим, ратным, мирным. Плохое, замечу, часто тоже, и необязательно оно создано плохим трудом, по-своему добросовестным и эффективным, просто со своеобразными целями и/или результатами (иногда цели ставятся благие, а вот результаты выходят…). И всё-таки хорошего от труда больше. А ещё он мощнейший инструмент социализации и психологического равновесия человека, что показала нынешняя «самоизоляция». Это как раз к вопросу о пяти рабочих часах, необходимых и при коммунизме. А уж когда рабочих часов ноль не при коммунизме, а при самом вопиющем чудовищном капитализме, наряду с нулём в кармане и примерно такими же перспективами скорого улучшения ситуации…

1 мая символизирует и соединяет созидательную и сплачивающую силу труда. Для осознания этого и положительного отношения к Первомаю сейчас не нужно обязательно быть коммунистом и даже социалистом, каким-то особым любителем советского прошлого. Развитое и настоящее, не на бумаге социальное государство выглядит сейчас почти коммунизмом. (Хотя его практически доглоданные остатки – объективно наследство именно советского недостроенного коммунизма. Да и на развитие социального государства на Западе советский проект оказал огромное влияние – боялись тамошние элиты его привлекательности для простолюдинов и шли на компромиссы, делёжку куша).

И, раз на демонстрацию сегодня всё равно не выйти по объективным причинам, можно хотя бы потратить немного времени, оказавшегося у нас в избытке, на размышление обо всем нас окружающем. И том, какого труда будет стоить это окружающее изменить. Но другого выхода всё равно нет, поэтому начнём хотя бы с труда умственного.

С Первомаем, товарищи (прекрасное старинное слово, означающее – друзья, соратники).

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю