Вылечится ли медицина? «Симбирский курьер» с большим разбором проблем регионального здравоохранения

Владимир Пугачев Новости Ульяновска 26.07.2020 8:38 | Ульяновская правда 17

Новый коронавирус волей-неволей заставил добавить в областную государственную медицину уже более двух миллиардов рублей – средства, сопоставимые с ее долгами. Эти дополнительные деньги, которые несколько лет подменялись мелкими бюджетными «припарками», все-таки пришлось найти, когда грянул гром. Только тратятся они теперь не на погашение долгов и оздоровление здравоохранения, а на форс-мажор, вызванный пандемией. Однако другие болезни никуда не исчезли: смертность от сердечно-сосудистых заболеваний или онкологии значительно выше, чем от COVID-19. Как же быть с ними? Ведь этот «гром», хоть и не столь грохочущий, привычный, не менее опасен. Лечиться в ульяновских больницах и без коронавируса трудно: грамотных специалистов, современного оборудования, лекарств остро не хватает.

О нынешнем состоянии ульяновской медицины рассказал недавно на «правительственном часе» новый глава регионального минздрава Виктор Мишарин. Он работает у нас три месяца и впервые публично выступил с подробным докладом. В основном, речь шла о борьбе с коронавирусом, но это – тема особая, запутанная, ежедневно обсуждаемая, поэтому оставим ее пока в стороне. А насчет остального здравоохранения новый министр сказал следующее:

— Сегодня кредиторская задолженность отрасли составляет свыше 2,5 млрд рублей. Она сложилась еще с 2012 года, когда учреждения передавались с муниципального на региональный уровень. Деньгами, которые нам выделяются, мы сейчас закрываем только просуженную кредиторку за 2017, 2018 годы. В такой ситуации размер долга не будет меняться: мы ничего не исправим, кредиторка нарастает, как ком. Сейчас будем создавать межрайонные центры и филиалы. Например, у амбулатории есть свое юрлицо, свои бухгалтеры, юристы. Зачем это? Сделаем централизованную бухгалтерию, чтобы все финансовые потоки были прозрачными. Обязательно проведем оптимизацию неэффективного коечного фонда. Мы это прошли в Москве, там задолженность была 9 млрд рублей. В Ульяновске поток ухода пациентов из региона на лечение в другие субъекты страны оценивается в 1 млрд рублей. Это нужно переформатировать, такого не должно быть. Дальше: если сделаем хотя бы оптимизацию зданий, там будет достаточная дельта финансовых средств.

Министр видит проблему и его желание сэкономить понятно. Но на чем? Юристы-экономисты кое-где уже концентрировались: все равно не хватает средств. Сокращение коек, ликвидация лечебных учреждений уменьшает финансовую задолженность, но проваливает качество медицинской помощи, если это еще остается задачей нашего здравоохранения. Да и какие здания оптимизировать: в том же, например, Заволжье Ульяновска имеется единственный на район круглосуточный взрослый стационар в ЦГБ с количеством коек, вынужденно превышающим проектное. С советских времен положение в районе только ухудшилось: на Нижней Террасе стационар закрыли, обещанный в новом городе так и не построили. Серьезные дополнительные деньги, кроме возможной экономии, региональной медицине очень нужны – и на покрытие долгов, и на текущие расходы, и на борьбу с коронавирусом. Поэтому, казалось бы, стоит приветствовать решение Законодательного Собрания по итогам «правительственного часа» подготовить обращение к правительству РФ и губернатору Ульяновской области по формированию программы восстановления и развития здравоохранения. Возможно, хоть финансов попросят. Однако не успело обращение проклюнуться, как под эгидой губернатора была создана межведомственная комиссия по подготовке предложений о внесении изменений в региональную госпрограмму «Развитие здравоохранения в Ульяновской области», что вызывает, честно говоря, тревогу. Дело даже не в том, что создание комиссий обычно заматывает любую проблему. У этой комиссии сразу три сопредседателя: глава регионального правительства Александр Смекалин, который до конца года может лишиться своего поста из-за готовящихся поправок в областной устав, глава туманной Медицинской палаты Ульяновской области Валентина Караулова и депутат Госдумы РФ Алексей Куринный, делающий политическую карьеру в столице. Мало верится в то, что они найдут консенсус по спасению местной медицины. А еще в комиссию входят и Виктор Мишарин, и депутаты ЗС разного толка – Василий Гвоздев, Айрат Гибатдинов, Дмитрий Грачев, Мария Рогаткина, продолжающая учиться на врача. Такое впечатление, что комиссия подбиралась по броским именам, любым боком причастным к здравоохранению. Тогда уж для пущей важности можно и Федора Прокина включить – тоже был когда-то на слуху.

На первом заседании этой комиссии прозвучали общеизвестные красивые слова, которые тревогу за результат только усиливают. Вот что, например, сказал, по сообщениям официальных пресс-релизов, председатель облправительства Смекалин:

— Нам важно объективно и комплексно оценить работу внутри отрасли — эффективность использования материально-технической базы, энергосбережения, обоснованность штатного расписания, контроль финансовых потоков учреждений. Общая работа по минимизированию неэффективных расходов позволит нам высвободить средства и направить их на выполнение главной задачи — повышение качества оказываемых медицинских услуг жителям.

Получается, ничего подобного прежде не контролировалось? Как не делалось и того, о чем сказал Мишарин? По его словам, после проведения аудита в медучреждениях выявлены основные направления, влияющие на своевременность, объем и качество оказания лечебной помощи. Прежде всего, это стабилизация финансово-экономического положения учреждений, совершенствование материально-технической базы, включая проведение ремонтов зданий и обновление оборудования, лифтов и санитарного транспорта, а также газификация ФАПов, приобретение жилья для медработников, лекарственное обеспечение. А я, грешным делом, считал, что большинство факторов, влияющих на качество здравоохранения давно известны. Вот они: нужны высокопрофессиональные медицинские кадры в достаточном количестве и достойная зарплата для них, сеть поликлиник и больниц, хорошее оборудование, обеспеченность лекарствами и расходными материалами (качественными, чтобы бинт был бинтом, а не рыболовной сетью с ячейкой на осетра). Для всего этого, естественно, требуется нормальное финансирование. Будут деньги – можно их вкладывать, требуя ответственности бюджетных медучреждений за результат, за здоровье пациентов. Поэтому, найти сегодня необходимые средства – самое главное. Никакой экономией имеющиеся дыры не закроешь. Сформировать объем расходов должен областной минздрав, учитывая мнения специалистов медучреждений, главврачей. Пусть цифры покажутся страшными, заоблачными, но тут, как доктору про болезнь, нужно говорить все откровенно – иначе здоровью не поможешь. В конце концов, предполагаемые расходы можно уменьшить – без фанатизма, конечно, и без финансистов в главной роли. А дальше выбивать деньги в Москве, по максимуму, сколько удастся (пробили же строительство не «горящей» новой дороги с нового моста, которая ударит по лесопарку на Верхней Террасе да усилит поток машин с выхлопными газами как раз мимо ЦГБ). Не выручит Москва – придется реально ужимать расходы областного бюджета, начиная со следующего года, в пользу здравоохранения. Реально – как при пандемии, которая уже заставила многое закупить, вплоть до передвижной КТ. Может быть, я идеализирую, но вижу только такой способ вылечить наше здравоохранение. Масками и перчатками здесь не прикроешься. Иначе останутся лишь платная медицина да разношерстные комиссии.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю